Корпоративное управление во условиях кризиса: репортаж с III Форума НСКУ

24 ноября в Москве в гостинице “Националь” состоялся III Корпоративный Форум Национального совета по корпоративному управлению - “Корпоративное управление в условиях финансово-экономического кризиса”.  

В своем обращении к участникам Форума председатель НСКУ, президент компании “Интеррос” Владимир Потанин отметил:

– Кризис выявил немало слабостей и противоречий в сложившейся модели корпоративного управления, причем не только в России, но и за рубежом. Сейчас необходимо определиться с тем, какие механизмы корпоративного управления доказали свою жизнеспособность, а что нуждается в глубоком реформировании. Ясно одно: без построения эффективной, отвечающим новым реалиям системы корпоративного управления невозможно на прочной, долговременной основе вновь выстроить отношения с инвесторами и обезопасить бизнес от кризисных рецидивов.

Открывая Форум, исполнительный директор НСКУ Сергей Поршаков обратил внимание на то, что кризис дает уникальный шанс кардинально реформировать нынешнюю практику корпоративного управления. Начался поиск новой модели корпоративного управления, ориентированной на реальные потребности бизнеса, с бóльшим упором на управление рисками, совершенствование внутреннего аудита, транспарентность, повышение требований к профессиональному уровню советов директоров. В более широком плане речь идет о выработке новых моделей ведения бизнеса.

С основным докладом – “Россия после кризиса” – на Форуме выступил ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев.

По его мнению, в начале кризиса российское правительство действовало эффективно и фактически спасло банковскую систему от краха. Однако в 2009 году темп преобразований упал. Сейчас в краткосрочном плане ситуация стабилизировалась, через один -два года российская экономика начнет расти, но медленными темпами.

Россия, как считает Сергей Гуриев, попала в классическую ловушку “ресурсного проклятия”. Главная проблема “не в недифференцированности экономики, а в институтах, отсутствии критической массы лоббистов дальнейших реформ”. Вероятная цена на нефть в 70-80 долларов за баррель может обеспечить стабильность страны, но не ее динамичное развитие.

Что нужно сделать, чтобы давно провозглашенные программы реформ начали осуществляться? В первую очередь необходимо создать критическую массу стейкхолдеров для проведения реформ. Этому может способствовать масштабная приватизация государственных предприятий, дерегулирование предпринимательской деятельности, укрепление прав собственности, улучшение условий для прямых иностранных инвестиций.

Что касается корпоративного управления, то, по убеждению Сергея Гуриева, фундаментальные стимулы его развития в результате кризиса не ослабли. Корпоративное управление – это фактор, который находится в руках каждой компании и мало зависит от внешних институтов. Во всяком случае, исследование транспарентности крупнейших российских компаний, проведенное совместно Российской экономической школой и компанией Standard&Poor’s, показало, что в ходе кризиса заметного ухудшения корпоративного управления в этих компаниях не произошло.

 

На первом пленарном заседании Форума обсуждалась тема “Корпоративное управление и антикризисная адаптация российских компаний”.

Академик РАН, директор ИМЭМО РАН Александр Дынкин отметил, что основное средство адаптации компаний к кризису было универсально – сокращение издержек. Но на Западе оно осуществлялось больше за счет сокращения рабочей силы и только в последнюю очередь за счет инвестиций, в России же – прежде всего за счет неплатежей контрагентам, урезания инвестиций и введения сокращенной рабочей недели или рабочего дня.

Снижение издержек во многих случаях сопровождалось изменениями в корпоративном управлении, которые проявлялись в упрощении корпоративной структуры и дроблении крупных подразделений на более мелкие. Что касается России, то здесь усилилась инсайдерская модель структуры собственности, что сочеталось со снижением конкурентоспособности компаний.

Проректор ГУ – Высшая школа экономики Андрей Яковлев высказал сомнение в том, что мир выходит из кризиса. Нельзя объяснять кризис только макроэкономическими факторами. Многое зависит от модели поведения экономических агентов, т.е. компаний. До кризиса существовала глобальная тенденция к ориентации на англо-саксонскую модель оценки, измерения деятельности компаний через фондовый рынок, через капитализацию. Это породило значительное искажение мотиваций не только менеджмента, но и собственников. Фондовые рынки не могут отражать положение компаний всесторонне. В настоящее время происходит переориентация менеджеров и собственников с перспективной капитализации компании на ее текущую капитализацию.

Директор службы рейтингов корпоративного управления Standard&Poor’s Светлана Бородина отметила, что во время кризиса государство повсеместно становилось все более крупным акционером. При этом в России целевые пределы роста государственной собственности не обозначены. Хотя этот процесс был во многом объективно необходимым, здесь возникает конфликт интересов между функциями владения собственностью и регулирования, что негативно сказывается на корпоративном управлении компаний с госучастием.

Светлана Бородина также обратила внимание коллег на то, что в государственных компаниях очень сильно забюрократизирован процесс принятия решений. Смягчить эту проблему может расширение представительства независимых директоров в советах директоров госкомпаний.

Управляющий директор компании “ВТБ Капитал” Ольга Подойницына и вице-президент по корпоративным коммуникациям компании МТС Андрей Теребенин посвятили свои выступления теме корпоративных коммуникаций во время кризиса.

Ольга Подойницына обратила внимание на то, что, на пик кризиса пришелся пик информационной активности, активности корпоративных коммуникаций в целом со стороны как публичных компаний, так и финансовых компаний.

Андрей Теребенин, в свою очередь, отметил, что кризис значительно ухудшил восприятие российских компаний на международных рынках капитала. Кризис продемонстрировал, что в большинстве российских компаний система управления рисками выстроена не была. Данное обстоятельство урезало лимиты на Россию в целом на глобальных финансовых рынках, что ударило по всем компаниям, в том числе по тем, где система управления рисками была налажена. Поэтому теперь приходится существенно перестраивать и активизировать систему отношений с зарубежными инвесторами.

Заместитель руководителя Федеральной службы по финансовым рынкам Александр Синенко осветил в своем выступлении законодательные инициативы ФСФР России в сфере корпоративного управления.

Он перечислил несколько законопроектов, которые за последнее время разработаны ФСФР и находятся на разных стадиях рассмотрения. Это:

1) законопроект о раскрытии существенных фактов на рынке ценных бумаг,

2) законопроект о создании механизмов, направленных на защиту прав владельцев облигаций,

3) законопроект о расширении института независимых директоров,

4) законопроект о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком,

5) законопроект (в виде поправок в ФЗ “Об акционерных обществах”) о повышении ответственности должностных лиц в органах управления акционерным обществом.

На последнем законопроекте Александр Синенко остановился подробнее. ФСФР хочет наполнить конкретным содержанием понятия “недобросовестного и неразумного поведения членов совета директоров и коллегиальных органов управления компании”. Кроме того, законопроект предусматривает ответственность представителей государства в советах директоров, при этом возмещение ущерба акционерному обществу будет осуществляться за счет казны того ведомства, которое представляет уполномоченный член совета директоров.

 

Второе пленарное заседание Форума было посвящено теме “Повышение роли и ответственности советов директоров в системе корпоративного управления”.

Член совета директоров МДМ Банка Александр Думнов отметил, что в ходе кризиса отчетливо обнаружились слабости корпоративного управления, и прежде всего в банках. Примечательно, что сильнее всего это проявилось в американских и британских банках, которые прежде считались образцом построения корпоративной структуры. Значит ли это, что англо-саксонская модель корпоративного управления оказалась неэффективной? Нет, оказались негодными не принципы корпоративного управления, а практика их применения.

Александр Думнов считает, что с учетом уроков кризиса приоритетной задачей совета директоров в банках является сейчас выстраивание эффективных механизмов управления рисками.

В этой сфере отчетливо проявились три недостатка:

во-первых, неспособность ограничить чрезмерный аппетит к риску вследствие погони за текущей доходностью;

во-вторых, недооценка риска ликвидности, увлечение производными финансовыми инструментами;

в-третьих, неправильная организация управления рисками.

Заместитель генерального директора компании СУЭК Анна Белова констатировала, что кризис продемонстрировал слабость корпоративного управления не только в финансовой сфере, но и в промышленном секторе, в том числе по линии советов директоров – это проявилось, прежде всего, в недооценке рисков финансовых заимствований.

Что требует изменений? В первую очередь, система коммуникаций между советом директоров и менеджментом, совет директоров должен проверять адекватность восприятия менеджментом внешних сигналов. Говоря о структуре и составе совета директоров, Анна Белова подчеркнула важность привлечения авторитетных западных специалистов.

Вице-президент ММВБ Владимир Гусаков отметил, что в двух госкомпаниях, где он является независимым директором – РЖД и АИЖК – роль советов директоров в период кризиса существенно возросла.

Во второй части дискуссии внимание участников было привлечено к вопросу о роли независимых директоров. По мнению Анны Беловой, главное достоинство независимого директора состоит в том, что у него свой, иной, чем у менеджмента, взгляд на одни и те же вопросы именно в силу его невовлеченности в текущие внутрикорпоративные процессы.

Александр Думнов отметил, что роль независимых директоров  в значительной мере обусловлена структурой собственности, и эта роль сильно различается в англо-саксонской модели организации собственности и в России. В США и Англии, где преобладает распыленная структура собственности, на определенном этапе корпоративного развития в управлении компаниями стал всецело доминировать топ-менеджмент. Поэтому институту независимых директоров было уделено огромное внимание именно в качестве противовеса менеджменту. В России ситуация принципиально иная, здесь стимулов к развитию института независимых директоров намного меньше.

Тем не менее, подчеркнул Александр Думнов, в публичных компаниях, где есть много миноритариев, государство должно заботиться о представительстве их интересов через независимых директоров. Еще более нужны независимые директора в государственных компаниях, где налицо конфликт интересов.

Подводя итог дискуссии о роли советов директоров и независимых директоров, модератор заседания член совета директоров АК БАРС Банка Андрей Верников отметил, что в период кризиса произошло расслоение российских компаний. Есть компании, где эта роль увеличилась. В других компаниях контролирующие собственники решили, что в сложное время полнокровная деятельность совета директоров – непозволительная роскошь, и в результате роль совета снизилась.